Кирпичом по голове

В строительной сфере, на производстве и даже в самых рядовых фирмах работодатели все меньше заботятся о безопасности подчиненных. В итоге смертей с каждым годом все больше!

Например, в 2006 году погибли 56 человек, а тяжелые травмы получили 277. А с 1 января по 5 февраля в этом году погибли уже 5 человек.

Владимир Брикманис работал в Инспекции по труду почти 40 лет. Сейчас он на пенсии и в качестве менеджера, специалиста с огромным стажем, консультирует разные организации и фирмы, где необходимо провести инструктаж по технике безопасности. Однако, как он считает, ни один даже самый высококлассный профессионал не в состоянии решить проблему, поскольку провисла вся система охраны труда.

Сотрясение мозга — сущий пустяк

— С недавнего прошлого Инспекция по труду делает акцент на выявлении нелегальной рабочей силы. Спору нет — дело нужное, однако почему–то фактически прекратили контролировать безопасность на предприятих и производственных объектах. А ведь в статье 23 основных правил Закона о безопасности труда определено, что приоритет (установленный, кстати, самим Министерством благосостояния ЛР!) именно в сохранении жизни и здоровья трудящихся. В то же время на официальном интернет–сайте инспекции www.vdi.gov.lv упор делают на поиск людей, которые работают без соответствующих договоров, поскольку их начальники всячески пытаются уйти от уплаты налогов. Якобы такое указание спущено из самого Кабинета министров ЛР, — говорит Владимир Брикманис.

Логично, для государства главное — денежки собрать, а человеческие жизни… Ну что, право, эти жизни! Впрочем, имеется и такой нюанс. Если с человеком не заключен трудовой договор, то потом, случись беда, работодатель ему ничего не гарантирует, несчастный может уже не ждать никаких льгот, компенсации за лечение и так далее.

Причем такие ЧП не указываются в общей статистике несчастных случаев на рабочем месте, а оформляются иначе. А ведь именно статистические данные чаще всего заставляют политиков решать проблемы. Так, в 2006 году было 56 смертельных случаев на рабочих местах и 277 тяжелых травм, а всякая "ерунда" типа сломанной руки или сотрясения мозга толком и не фиксируется.

Причем крайне сложно точно сказать — ухудшилась в Латвии ситуация по сравнению с прошлым или нет, поскольку в статистике важно учитывать не просто растущее число пострадавших, но и данные о том, уменьшается или увеличивается количество рабочих мест в конкретной сфере, скажем, в строительной. И на данный момент обобщением данных, опять же, нормально никто не занимается.

Шел, устроился на работу, очнулся — гипс

— Уже не первый год именно строительная сфера лидирует по несчастным случаям.

Во–первых, она очень активно развивается — постоянно открываются новые большие и средние фирмы. А во–вторых, работают там в массе своей полнейшие непрофессионалы, — говорит собеседник.

Это доказывает хотя бы такой пример. Один знакомый вашего корреспондента буквально на следующий день после окончания школы слонялся по городу — искал работу, поскольку в вуз поступать не хотелось. И вот увидел, что в соседнем районе началось строительство большого здания. Что же, заглянул на территорию, подошел к будке прораба — и тот уже спустя полчаса охотно согласился взять парня. Конечно, никто у него не спрашивал, знает ли он, как надо себя вести на строительном объекте, прошел ли курсы по технике безопасности, застраховал ли свое здоровье.

Зато поставили юного оболтуса работать с бетоном и таскать железные балки, где если хоть на секунду отвлечешься, то поплатишься жизнью… Спустя пару месяцев парень сломал ногу, однако расходы на лечение ему никто не компенсировал, поскольку, как выяснилось, в договоре с работодателем отсутствовали отдельные ключевые пункты… Понятно, парень — сам дурак, ведь важно было четко проверить документы, поинтересоваться правилами техники безопасности, наконец — вести себя предельно внимательно. Тем не менее и работодатель обязан был все проконтролировать.

Но, думаете, такой случай — исключение из нормы? Как же! Лишь на отдельных крупных и солидных строительных фирмах начальники всерьез относятся к своей рабочей силе, например приглашают специалистов, проводящих инструктаж по технике безопасности. А в массе своей на стройках нужны просто крепкие рабочие руки, и плевать, сколько их там будет сломано. Да и не секрет, что лучшие мастера давно уже трудятся в развитых странах мира, а в Латвии остались непрофессионалы, да и таковых еще поди отыщи.

Не пойман — не нарушитель

И вот именно сотрудники Инспекции по труду обязаны контролировать работодателей, чтобы те не расслаблялись. Причем намного важнее профилактические меры, нежели поиски виноватого после того, как произошел несчастный случай. Но беда именно в том, что о профилактике меньше всего заботятся.

Да, сейчас устраивают рейды по рабочим местам: сотрудники инспекции ходят с полицией и проверяют объекты. Правда, толка от этого немного. Во–первых, действуют инспекторы в основном по "наводке" и выборочно, во–вторых, по всем предприятиям Латвии ведь не проедешь даже во время самой полномасштабной акции. Кроме того, штрафы — лишь одноразовый укол, не способный окончательно "вылечить больного".

Чтобы инспектору тщательно проверить даже одно крупное предприятие и провести инструктаж в коллективе, потребуется день–два. Но… В нашей стране зарегистрировано более 100 000 предприятий. В свою очередь, в Инспекции по труду работают около 100 специалистов, контролирующих деятельность фирм и компаний. Несложно подсчитать, сколько организаций приходится на одного инспектора, и сделать вывод: большую часть предприятий физически невозможно проверить.

Короче, господа!

Причем профилактические меры, в частности инструктаж по технике безопасности и комплексные проверки, в советские времена проводились буквально везде. Сотрудники инспекции устраивали спецзанятия и для дворников, и для школьных учителей, и для кабинетных работников. Поскольку везде есть разного рода риски: к примеру, у дворников — лед с крыш, а если кто–то работает в помещении — так кругом электричество…

— Теперь не проводятся специальные курсы даже для среднего звена, ведущих специалистов, прорабов и мастеров. Хотя раньше это было четко расписано в документах! — подчеркивает профессионал. — Руководитель сейчас сам определяет порядок обучения персонала, однако нет стандарта. В итоге, если работодатель не шибко подкован в сфере охраны труда, он определит такой порядок подготовки персонала, что толка не будет никакого. Впрочем, даже действительно грамотных специалистов по охране труда сейчас единицы, и в массе своей это люди, прошедшие обучение в советские годы.

Сейчас курсы для специалистов по охране труда длятся лишь 160 часов. Ничтожно мало! Раньше, если не ошибаюсь, мы учились 560 часов — два семестра. Лишь после того как сдавали строгий экзамен, могли идти на предприятия. Причем работа у нас была непростая. Вот приходишь ты на завод, ругаешься с начальством, проверяешь все документы, расследуешь несчастные случаи, узнаешь, где люди прошли инструктаж по технике безопасности, а где — нет, устраиваешь собеседования и так далее. А теперь, увы, все иначе…

Если по–честному, то крышу снесет!

— Когда я прихожу на предприятие и все "раскладываю по полочкам" — что важно сделать на фирме, то руководству дурно становится. Ведь очень много строгих правил. К примеру, только для одного офиса для безопасности работающего в нем коллектива существует 12 нормативных актов (от расположения компьютеров на правильном расстоянии от человека до чисто гипотетического риска) и необходимо заполнить более 80 внутренних указаний для разных должностных лиц! А что касается сельского хозяйства и лесной промышленности, где одно время смертельные случаи были чуть ли не дважды в неделю, сейчас вообще не проводится профилактических курсов. Все на совести конкретных работодателей или самозанятых персон. И будем говорить откровенно: если у человека, главы фирмы, нет лишних средств, то никаких мероприятий по охране труда он проводить не станет, — замечает Брикманис.

Из инспекции ушли в последние годы многие специалисты — кто–то по возрасту, как, например, Владимир Брикманис, а многие из–за низкой зарплаты. Молодые же люди предпочитают работать в кабинетах с бумагами или проверять предприятия на предмет нелегальной рабочей силы, поскольку это несравнимо проще, нежели следить за безопасностью на производстве, стройках, в сельском хозяйстве и так далее. В советские годы многие специалисты работали не столько ради денег, сколько именно на благо общества, на совесть. И это — без идеализации, поверьте, так оно и было!

Источник: Вести сегодня

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha